?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Рассказ - Папоротник

В детстве я знал всё. Как и все люди. Мир, само собой, был прекрасным и удивительным. В шкафу у меня жил добрый джинн, который часто рассказывал сказки, во сне катал меня на ковре-самолёте и прогонял буку - ну, того, который под кроватью.

Я знал всё, но меня зачем-то начали учить.

– Глупости это, - строго сказала воспитательница в детском саду. Мы знали, что она - переодетая Баба-Яга, но никому не говорили. — Не бывает ковров-самолётов. Наука доказала. Вырастете - поймёте.

И я поверил. Я вообще с детства очень доверчивый.

Буки под кроватью не было. Была только пыль и старые игрушки. В шкафу тоже никого не оказалось, но я не успел огорчиться по-настоящему. Мне все говорили, что вырасту - всё узнаю, и я спешил вырасти.

– Забудьте всю глупость про привидения, всякие там гробы на колёсиках, - наставляли нас в школе. И я забыл. Я же доверчивый.

– Забудьте всё, чему вас учили в школе, - сказали мне в университете. И я снова забыл. Это входило в привычку.

Много кто ещё советовал что-то забыть. Постепенно я понял, что вырос, потому что ничего нового о мире уже не узнавал. Я понял, что во всём виноват сами-знаете-кто, что все бабы - сплетницы, что пиво с водкой не смешивают, и что сколько верёвочке не виться, а в ящик все сыграем.

Жизнь стала непереносимо скучной и беспросветной. Я знал, что чудес не бывает, что всяк сверчок живи на одну зарплату, что выше головы не прыгнуть, и много других бесполезных истин. Я забыл бы их, но, во-первых, я перестал доверять людям, а, во-вторых, некому было посоветовать.

Одно оставалось. Монетка, которую мне когда-то подарила бабушка. Бросишь в колодец, говорила она, и желание исполнится. Какая глупость. Не бывает никакого исполнения желаний.

Я бросил эту монетку нищему, потому что было модно давать милостыню. Ну, я и давал, как все.

И тут я понял, что нищий - на самом деле гуру. Он мне страшно понравился тем, что умел говорить без слов.

Он догнал меня у самой входной двери и похлопал по плечу. Я сразу понял, что он спрашивает, может ли он мне чем-то помочь.

Я ответил, что ничем, что я и так всё знаю. Он покачал головой и я понял, что он сокрушается, как всё запущено.

Я сказал, что он всё равно ничем не сможет мне помочь, и в ответ он огрел меня по лбу молитвенным посохом, ловко замаскированным под костыль.

И я всё вспомнил.

Я потёр ушибленное место, и гуру понял, что я его благодарю. Он улыбнулся и, ловко притворяясь хромым, пошёл своей дорогой.

Ну что вам сказать. Жизнь вновь стала прекрасной и удивительной. Окружающие считают, что я спятил после того удара. Дома у меня висят над дверями подковы, пентаграммы отпугивают вампиров и недобрых духов, я часто звоню в колокольчик, разговариваю с домовым и возношу хвалу духам-покровителям. Дела мои пошли на лад, хотя недоброжелатели утверждают, что я просто смазал чьи надо лапы.

Теперь и мой сын знает, что под кроватью есть бука, но бояться его не нужно. Бука терпеть не может кошек. Мой джинн теперь возит и его - на том же старом ковре-самолёте. Иногда мы летаем вместе.

Завтра я иду смотреть на цветущий папоротник. Можете не трясти учебником ботаники. Что вы можете мне доказать? Ведь вы просто не видели, как он цветёт.

Если увидите, то уже никогда не забудете. Точно говорю.
Подписаться на Telegram канал temmokan

Если не сказано иначе, все записи в этом журнале подпадают под следующую лицензию:
Creative Commons Attribution-Noncommercial-No Derivative Works 3.0 Unported License
О распространении моих произведений в электронном виде

Comments

ru_teacher
23 май, 2008 11:58 (UTC)
Давно пора оживить, да.
Хороший рассказ.
(а ещё у всякого писателя должны быть ребёнки, тогда верно пишется про детство :))
temmokan
23 май, 2008 14:10 (UTC)
Спасибо. Факт, дети способствуют творчеству, во всех смыслах!

Профиль

2012, Осень
temmokan
Константин Бояндин
Проза жизни

Метки

Сводка страницы

За последний месяц

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Статистика


Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner