?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Ниже приведён фрагмент романа из цикла Overmind, о статусе работы над произведениями можно узнавать по этой ссылке.

Демонстрация

— Всё здание под наблюдением, все коммуникации, все входы и выходы, - подвёл итог Колосов. - При этом сорок человек не могут найти одного, который прячется в здании, - он посмотрел на экранчик блокнота. Датчики движения действуют, но пока что, если верить глазам, на них исключительно бойцы спецназа. И никого более.
— Так точно, товарищ майор, - подтвердил Панкратов.
Майор посмотрел на него исподлобья и тут же браслет часов Колосова мигнул. Вызов.
— Майор Колосов, - майор жестом подозвал к себе командира группы, поднял к уху телефон.
— Добрый день, Дмитрий Сергеевич, - женский голос. Тот, который майор явно не ждал услышать — видно было, как дрогнула его рука.
— Елена Владимировна? Откуда у вас этот телефон?
— Одолжила у вашего коллеги. Он здесь, со мной. Нет, не беспокойтесь, просто спит и скоро проснётся. Зачем вы пришли сюда?
— Нам нужно поговорить, Елена Владимировна. Спуститесь к выходу из здания. Так будет лучше для всех.
— Сколько вас там, у выхода?
— Я, мой заместитель и шесть солдат спецназа. Я помню этот анекдот, Елена Владимировна. Но думаю, вам лучше спуститься самой.
Мелодичный звук, похожий и на аккорд, взятый на гитаре, и на звучание арфы. Отбой.
— Движение на четырнадцатом этаж, левое крыло, дальняя пожарная лестница, - отметил капитан. У него тоже был блокнот. Шестеро солдат сопровождения переглянулись.
— Если она уйдёт и в этот раз, - Колосов сделал пометки в блокноте, - завтра будем искать другую работу.
— Что это был за звук? - поинтересовался Панкратов. - Она что, с гитарой?
— Я уже ничему не удивлюсь.

* * *


На лестнице, на той самой, все были наготове. Датчики движения — удобная вещь. Особенно, когда они и в здании, и с собой, у каждого солдата.
Едва отворилась дверь на четырнадцатый этаж, как трое бойцов уже взяли её на прицел.
Мелодичный, сильный звук — струна не струна, колокол не колокол.
— Не стреляйте, - послышалось оттуда. Два человека смотрели уже на окрестности двери в прицел. Девушка вошла из коридора — чёрные джинсы, серые спортивные туфли, серый же свитер. Всё, как описывали. Она посмотрела в глаза обоим — каждый ощутил это, несмотря на защитные очки — и улыбнулась.
— Ваш командир хочет видеть меня, - она медленно протянула вперёд руки. В правой у неё было нечто... в общем, оно и издавало те самые звуки.
Третий боец, командир группы, спустился с площадки шестнадцатого этажа.
— Не двигаться, - приказал он, держа руки девушки в перекрестье прицела. - Опустите это на пол и отойдите.
— Это невозможно, - спокойно возразила она. - Он мне нужен, лейтенант. Это не оружие.
— Опустите на пол и отойдите на два шага назад, - повторил лейтенант. Откуда она знает его звание?! - Даю пять секунд.
Оба остальных его товарища быстро и слаженно повернулись. Стволы их винтовок смотрели теперь в грудь лейтенанту.
— Опустите оружие, лейтенант, - посоветовала девушка и вновь улыбнулась. - Я не хочу крови.
— Оружие на пол, - приказал лейтенанту солдат слева. - Даю пять секунд.
Был бы он один... но их было двое.
Девушка резко взмахнула предметом, который держала в руке. Вновь мелодичный, красивый и печальный звук.
— Идёмте, - она указала вниз. - Майор ждёт нас.

* * *


— Это что за... - начал было майор, но не окончил. Дальняя пожарная лестница отворилась, оттуда вышла девушка, а за ней, по одному — двенадцать спецназовцев.
Те шестеро, что были с начальством, встали полукольцом вокруг начальства. Не похоже, что девушку привели силой. То, как держались эти двенадцать... держались они, как телохранители.
— Не стреляйте, - девушка взмахнула рукой и вновь звук раскатился по фойе, медленно угасая и возвращаясь эхом. - Дмитрий Сергеевич, что такого случилось, что вы пришли сюда с целой армией?
Майор и капитан переглянулись. Оглянулись — все шестеро, что были с ними, замерли, опустив головы.
— Они ничего не вспомнят, - пояснила девушка. - Так о чём вы хотели поговорить?
Панкратов лишь легонько пошевелил губами, но Колосов и так понял, что тот произнёс. «Твою мать...»
— Не надо, - нахмурилась девушка. - При мне, пожалуйста, без мата.
— Что у вас в руке? - поинтересовался Колосов, пряча блокнот в карман.
— Систр, - пояснила девушка. - Музыкальный инструмент.
— Любите Древний Египет?
— Да вы знаток! - улыбнулась девушка, мотнула головой, убирая чёлку со лба. - Да, обожаю. Дмитрий Сергеевич, у меня много дел, можно, я пойду?
— Вы их... - майор указал на её «телохранителей». Девушка кивнула, пригладила волосы. Сейчас только майор заметил, что через плечо у неё висит небольшая сумочка. Так, место для бумажника, ключей, ничего более.
— Да. Терпеть не могу стрельбы. Я вернулась сюда за сумочкой, - она прикоснулась к ней свободной рукой. - Пропуск у меня на месте, всё в порядке. Зачем столько солдат?
— Давайте без игр, - поморщился майор. - Вы же понимаете, что вас не оставят в покое. Рано или поздно вам придётся поговорить.
— Поговорим прямо сейчас? Что я такого сделала, что вы объявили мне войну?
— У меня слишком много вопросов, Елена Владимировна. Первый и основной: где вы были с сентября две тысячи третьего года по январь нынешнего?
— Я был мертва, - пожала она плечами. - Что ещё?
— Мне не до шуток, - майору отчаянно хотелось закурить. Бросил, называется. - Вы считались пропавшей без вести. Что с вами случилось, где были, почему вернулись?
— Я не знаю. Всё началось второго января. Всё остальное — туман, ничего чёткого.
— Вы знаете, как много людей за вами охотится? За вами и за вашими знакомыми, друзьями? Вы знаете, что ваша подруга только чудом осталась вчера в живых?
Елена посмотрела ему в глаза. Колосову показалось, что глаза её загорелись зелёным пламенем. Судя по тому, что вздрогнул и Панкратов, что-то показалось и ему.
— Спасибо, - она посмотрела в глаза Панкратову. - Спасибо, что сказали. Я должна защитить их, пока не поздно. Всех защитить. Простите, Дмитрий Сергеевич, мне пора.
— Здание оцеплено, - напомнил Колосов. - Вы думаете, вас прикроют наши люди?
— Нет, - девушка в очередной раз взмахнула систром. И тотчас же все спецназовцы упали вповалку, кто где стоял. - Но я в самом деле тороплюсь. Я могу попросить вас об услуге?
— Попробуйте, - Колосов ощущал, насколько Панкратову хочется взяться за оружие, но валяющийся вокруг спецназ...
— Они спят, - девушка указала на тела вокруг. - Когда проснутся, ничего не будут помнить. Не наказывайте их. И ещё. Не преследуйте меня. Всё решится в начале августа, а потом я приду к вам сама и поговорим, о чём хотите.
Колосов усмехнулся.
— Я не люблю проливать кровь, - девушка замерла, взяв входную дверь аз ручку. - А мой брат обожает это делать. И сейчас он ищет меня, и всех, кто мне помогает. Если он встретит вас, вряд ли вы расскажете потом кому-нибудь о встрече.
— Слушайте, да кто вы такая?! - не выдержал Панкратов.
Девушка только улыбнулась и помахала рукой. Затем... ещё один взмах систром. И она исчезла.
Была и не стало. Колосов и Панкратов оба помотали головой, переглянулись. И, словно по команде, спецназовцы начали подниматься на ноги, снимать шлемы и маски. Вид у них у всех был ошеломлённый.
— Это первый, - Колосов взял рацию. - Второй и третий, доложите обстановку. Кто покинул здание?
— Из здания никто не выходил, - послышался ответ. - Все посты докладывают, никакой попытки покинуть здание.
— Отбой операции, - скомандовал Колосов, махнул рукой командиру группы. - Отзывайте людей, уходим. Всё, Михаил, представление окончено, поехали. У тебя закурить не найдётся?

Пути отступления

Шёл второй час ночи, а они оба в который раз смотрели видеозаписи.
Ничего хорошего там не было. Девушка, Воробьёва Елена Владимировна, открыла дверь, достала из кармана мобильник, выбросила его в урну у входа и ушла. Ушла пешком, не торопясь, через два квартала поймала такси и уехала.
Вот только эти десять минут, которые ей потребовались, чтобы покинуть место операции, никто не запомнил. Никто, кроме камер слежения. На тех были все подробности.
Разговор в фойе также оказался записанным, и все записи совпадали. Хоть на этом спасибо.
— Да кто она такая, мать её?! - в очередной раз не выдержал Панкратов. - Сделала из нас идиотов. Гипнотизёр? Экстрасенс?
— Что-то вроде, - Колосов вновь раскурил сигарету, затянулся, и снова его поразил приступ кашля. Что за наваждение! И кофе уже не лезет в глотку.

Было чему удивляться. Воробьёва нигде не появилась. Ни у подруги, у дома которой теперь дежурили сотрудники милиции, ни у себя дома. Там тоже всё перерыли, но ничего, ровным счётом ничего интересного.
Таксиста, разумеется, отыскали — в течение получаса. Он клялся, что никого не подвозил. С ним, как и со всеми спецназовцами, как и с самим Колосовым и его заместителем, поработали психологи — ничего не добились. Таксист не мог припомнить никакой девушки, но также не смог объяснить, откуда у него в кармане появились две купюры по тысяче рублей каждая — сам удивился, обнаружив их.
Купюры ему оставили. Вернее, заменили на другие купюры, к которым Воробьёва не прикасалась.
...Идиотов она, конечно, сделала, но официально, для всего остального мира, в здании происходили учения, согласованные с руководством компании. Отрабатывался захват заложников... и так далее. Бравый спецназ всех освободил. А лейтенант Смирнов, с чьего телефона звонила Воробьёва — с телефона, который выбросила потом в урну — вообще помнил только одно: он постучал в дверь, услышал голос «войдите» и вошёл. И всё. Даже не помнит, чей голос слышал.
— Сделала, - Колосов выбросил остаток пачки в мусорную корзину. Звук систра тоже оказался записанным и действовал на тех, кто был в здании, как снотворное. Ещё и это! - Вот что, Миша. Мне нужно снова поговорить с её подругой. Похоже, я знаю, какие вопросы задавать. Устрой мне это завтра с утра.
Начальник отдела кадров компании сообщил, что Воробьёва ещё неделю назад подала заявление об увольнении по собственному желанию. Причина личного характера. С ней говорил и её менеджер, и сам президент — ценная сотрудница, никаких нареканий, и вдруг увольняется. Подтвердили, что пропуск всё ещё действовал, Воробьёва передавала дела, и у неё были основания появиться в здании в любое время.
— Так, давай с самого начала, - Колосов принёс очередной кофейник. - Семёныч требует хоть каких-то идей. Пока не придумаем, отсюда не выйдем.

* * *


Итак, сначала. В сентябре две тысячи третьего Воробьёва исчезает, все её знакомые подтверждают, что последние две недели Воробьёва выглядела мрачной, что у неё часто и резко менялось настроение. Есть подтверждение, что незадолго до исчезновения она начала принимать наркотики. Восемнадцатого сентября — последний день, когда её видели. После этого — никаких следов. Двадцать пятого её мать начала искать Елену по всем знакомым, дочь могла неделями не появляться и не любила разговаривать с матерью, где и с кем была. Ну почему не любила, и так понятно.
Второго января две тысячи восьмого года Воробьёва вновь выходит на связь. Она звонит Нечаевой, своей подруге из Санкт-Петербурга, та бросает все дела и мчится в аэропорт, встречать. Два дня потом они сидят на квартире у знакомых и, по словам Нечаевой, Елена не может толком вспомнить, что с ней было и где она была четыре с лишним года. Нечаева ей всё рассказывает, и видит, что Лена верит далеко не всему.
Затем они обе едут к родителям Воробьёвой, в Москву. Родители не пускают дочь на порог и тут же вызывают милицию — уверены, что это мошенники, решившие нажиться на давнем горе. Но Воробьёва уходит от преследования, до сих пор непонятно — как. В Москве её никто не видит почти месяц.
За этот месяц она находит работу, снимает жильё и начинает жить нормальной, если можно так сказать, жизнью. Нечаева перебирается к ней, по её словам она очень беспокоится — с Леной что-то не в порядке, она стала сама на себя не похожа. И тогда же Нечаева отмечает, что Лена стала многое чувствовать и знать заранее. На работе ей очень довольны и в апреле, когда компания открывает филиал в Новосибирске, ей предлагают вернуться в родной город, работать там. Воробьёва соглашается, Нечаева едет вместе с ней — это ссора с родителями, которые категорически против такой затеи — вся карьера коту под хвост, Нечаева окончательно разрывает с предполагавшимся женихом и не может — или не хочет — объяснять, что она забыла в Новосибирске, как будет теперь жить, что делать.
А Воробьёва не сидит на месте — днём она работает, да так, что все в восторге, а всё остальное место разъезжает по городу, по самым злачным и сомнительным местам, и всюду Нечаева следует за ней. Как тень, как телохранитель. В мае на Воробьёву происходит первое покушение и тогда же, наконец-то, в МВД кто-то обращает внимание, что человек, считавшийся пропавшим без вести, жив и здоров, и что у неё копия паспорта. У матери Воробьйвой есть паспорт дочери, и точно такой же сейчас у Елены.
Ничего не понимаю, подумал Колосов. Ещё и брат какой-то, до того не было ни намёка на брата — Воробьёва единственный ребёнок у родителей. Госбезопасность начала разрабатывать её, когда похожая на неё девушка появлялась в банках, барах и ночных клубах Санкт-Петербурга и впервые начались случаи амнезии и неадекватного поведения людей. Но, кроме копии паспорта, и сегодняшнего, формально, оказания сопротивления предъявить ей нечего. Всерьёз — нечего.
— Так, - Колосов побарабанил пальцами по столу. - Она говорит про август, сейчас июнь на дворе. Вот что, Миша, давай искать, что намечено на август.
— Официальные мероприятия?
— Нет, всё подряд. Она водится с самыми разными людьми, в основном с молодёжью — ищем всё, все эти встречи, тусовки, семинары, шабаши и как они там ещё называются. Возьми список всех мест, где её видели и приступай. Подними всех свободных людей.
— Есть уже идеи?
— Пока нет. Но чую, что-то нечисто. Сейчас, - Колосов посмотрел на часы, - четверг. К завтрашнему вечеру должна быть хотя бы одна идея. И ещё. Мне нужен доступ к её электронной переписке.
— Ты представляешь, что...
— Представляю. Я сам туда съезжу. Всё, по домам, - Колосов захлопнул папку. Жена оторвёт голову, и на этот раз за дело.
Подписаться на Telegram канал temmokan

Если не сказано иначе, все записи в этом журнале подпадают под следующую лицензию:
Creative Commons Attribution-Noncommercial-No Derivative Works 3.0 Unported License
О распространении моих произведений в электронном виде

Comments

( 9 мнений — Высказать мнение )
ru_teacher
3 авг, 2008 04:16 (UTC)
Ух ты! Жаждю продолжения :)
temmokan
3 авг, 2008 04:38 (UTC)
На то и дразнилка. :) Начало работы над циклом - будущий год, вряд ли раньше. Но, как всегда, не загадываю далеко.
shnyra
3 авг, 2008 05:22 (UTC)
Вот именно, что дразнилка!
Так нечестно, ыыы! :-)))
(Анонимно)
3 авг, 2008 06:14 (UTC)
"а он не понимает
за что его ругают" :)
shnyra
3 авг, 2008 06:19 (UTC)
Дык, маало...
Да и разве ж ругают? :-))
temmokan
3 авг, 2008 06:28 (UTC)
А, мало! "Ну, этому горю нетрудно помочь".
temmokan
3 авг, 2008 06:27 (UTC)
Трейлер, в общем. Кому-то интересно их видеть, кому-то нет.
starcat13
3 авг, 2008 09:40 (UTC)
Маааааааааааааало! ;)
temmokan
3 авг, 2008 15:29 (UTC)
Намёк понял, добавлю!
( 9 мнений — Высказать мнение )

Профиль

2012, Осень
temmokan
Константин Бояндин
Проза жизни

Метки

За последний месяц

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Статистика


Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner